Понедельник, Июнь 17

The Financial Times рассказала об огромных убытках и рисках акционеров компании, специализирующейся на финансировании судебных разбирательств

Burford Capital держится на «быках»

Британский рынок доверительного управления капиталами накрыла вторая после референдума по «брекзиту» серьёзная волна кризиса. Нил Вудфорд, которого называли не иначе как «звёздным» фондовым менеджером, 3 июня объявил о приостановке выплат клиентам своего хэдж-фонда «до дальнейшего уведомления». Перед этим акции нескольких крупнейших компаний, в которые инвестировал Вудфорд, рухнули в цене на 30 и более процентов, а бумаги еще одной, Burford Capital, держатся на плаву лишь усилиями «быков», полагает Financial Times.

Сюжет: Версия защиты

LF Woodford Equity Income – флагманский хэдж-фонд финансовой империи Вудфорда, стоимость активов которого оценивалась FT в 10,6 млрд фунтов, – пережил несколько крайне чувствительных ударов подряд. 41% стоимости акций с начала года потеряла девелоперская компания Kier – один из ключевых лотов в инвестиционном портфеле. Обвал ускорился после того, как руководство компании сообщило акционерам, что особых иллюзий по поводу прибыли в текущем году питать не стоит. Схожую динамику показали акции энергоброкера Utilitywise, фармацевтических компаний Prothena и Circassia, агентства недвижимости Purplebricks, кредитной организации Provident Financial и др. Солидные пакеты акций каждой из них принадлежат фонду Вудфорда.

Одним из немногих островков относительного благополучия в портфолио Woodford Equity Income до недавнего времени казалась судебно-инвестиционная фирма Burford Capital, хотя и ее акции существенно просели в цене. Во втором полугодии 2018 года Burford после серии проигранных процессов также лишилась более 30% своей стоимости: цена акции упала с 620 до 400 фунтов, но потом небольшую часть этой потери удалось отыграть: сейчас акции котируются в районе 480 фунтов. При этом «откат» сопровождался очень нервными биржевыми колебаниями, которые, соответственно, добавляли седых волос инвесторам.

Financial Times полагает, что спокойной жизни акционерам Burford ждать не стоит и дальше. По мнению авторитетной газеты, акции Burford пока что остаются для Нила Вулфорда спасительной соломинкой, однако ее «плавучесть», по мнению газеты, обусловлена исключительно действиями «быков» – биржевых спекулянтов, играющих на повышение. В качестве очевидного симптома переоцененности бумаг Burford издание приводит данные из отчетов самой компании, которые свидетельствуют о многократном росте операционного оттока денежных средств: с 42 млн долларов в 2013 году до минус 233 млн долларов. Несмотря на рост ежегодной прибыли, покрывать эту финансовую «дыру» компании приходится за счет кредитов: её суммарный долг за два года утроился, составив 331 млн долларов. По нашей версии тенденция слишком серьёзна, чтобы не отражаться на курсе акций, поэтому «быки» вынуждены культивировать легенду и распространять слухи о сверхперспективности судебно-инвестиционного бизнеса.

Лет 10-15 назад, возможно, так оно и было. Идея брать на себя расходы одной из сторон коммерческого гражданского спора казалась очень интересной и прибыльной, поэтому бизнес на судебных инвестициях быстро набирал популярность, особенно в Великобритании и США. Вкладывая деньги в сопровождение судебного иска (или, как вариант, представление интересов ответчика), оплачивая услуги адвокатов, частных детективов и пр., компания-инвестор в случае выигрыша процесса получает комиссию в размере оговоренной доли от цены иска. Эксперты говорят, что такая система сама по себе служит стимулом для активизации судебных процессов. «Компания с большей вероятностью будет судиться по коммерческому спору, если часть риска за вознаграждение возьмет на себя спонсор судебного разбирательства», – писала Financial Times.

Об объединении России и Республики Беларусь нет и не может быть речи, хотя белорусы, русские и украинцы – единый народ, заявил сегодня президент РФ Владимир Путин.

Суммы же исковых требований, за которые берутся судебно-инвестиционные конторы, исчисляются, как правило, сотнями миллионов долларов. Например, Burford инвестировал в такие громкие международные процессы как «испанский нефтяной холдинг Petersen против правительства Аргентины», «Эквадор против компании Chevron Corp» или российский «банк ВТБ против основателя группы компаний САХО Павла Скурихина» – и не все эти инвестиции были удачными для Burford Capital.

В частности, перед нефтедобывающим концерном Chevron судинвесторам пришлось даже публично извиняться – после того, как, по мнению Chevron, выяснились факты подделки документов со стороны истца и коррумпированного содействия эквадорского судьи. В целом, по данным аналитиков Jefferies, Burford выигрывает лишь менее 2/3 из «своих» процессов. Проигранные же не только генерируют убыток, но и подрывают доверие, а также интерес к услугам судебных инвесторов. После случая с Chevron, например, последовало заявление Института правовой реформы США о том, что «третьи лица, финансирующие судебные процессы, имеют высокие аппетиты к риску и готовы поддержать претензии сомнительных достоинств».

The Financial Times рассказала об огромных убытках и рисках акционеров компании, специализирующейся на финансировании судебных разбирательств

В качестве примера одной из самых крупных неудач Burford Capital в последние годы можно привести хорошо известный в России процесс по иску бывшей жены Фархада Ахмедова, которая безуспешно пытается получить от олигарха более полумиллиарда долларов отступных. С помощью адвокатов Burford в прошлом году ей удалось наложить арест на яхту Luna, принадлежащую трастовому семейному фонду Ахмедову, после чего судно почти год стояло на приколе в дубайской марине. Однако суд Дубая этой весной признал арест незаконным, после чего Ахмедов подал в суд Лондона иск против Burford Capital с требованием компенсации за простой и вынужденное несвоевременное обслуживание яхты на сумму более 100 млн долл. После этого акции компании рухнули сразу на 20 процентов.

В России название компании Burford Capital в последнее время упоминается, как правило, исключительно в негативном контексте. Сотрудников фирмы и одного из ее директоров Майкла Редмана подозревают в активном сотрудничестве с британскими спецслужбами. Писалось, что Редман хорошо владеет русским языком и уже провел в российской столице несколько лет на должности руководителя филиала американской компании Diligence International LLC, созданной, по сообщению ряда СМИ, бывшими сотрудниками ЦРУ и британских спецслужб MI6 и МI5. Показательно, что заявленный в качестве модератора на недавно прошедшей крупной международной арбитражной конференции в Москве, Майкл Редман в последний момент отказался от поездки. Видимо, нервы у подозреваемого в сомнительных делишках топ-менеджера Burford сдали.

Впрочем, это и понятно, таких как он, перестали встречать в России с хлебом-солью. Ни одна страна кроме нашей не получила столько санкций за столь короткий период от англо-саксонских стран. И при этом их юридические коллекторы, подобные Burford Capital, не брезгующие приемами наших собственных «вышибал» времен 90-х годов, еще пытаются прорваться на российский арбитражный рынок!

Другая сторона медали, о которой предпочитают не распространяться игроки на повышение стоимости акций Burford Capital, это запредельный рост операционных расходов. Превратившись в мощную международную индустрию, судебное инвестирование стало требовать на порядки больше вложений, чем это было 10-15 лет назад. И та, и другая стороны каждого значимого процесса прибегают к услугам судебных спонсоров, что ведет к росту стоимости услуг адвокатов, экспертов, а также к росту их числа: иные иски сопровождают сегодня целые армии юристов, частных детекивов, пиарщиков. Коммерческие споры сегодня стали, по сути, битвой денежных мешков, и горячая «лавина денег», как пишет FT, может искажать процесс принятия решений. Проще говоря, побеждает не тот, кто прав, а тот, кто заплатит больше.

Со стороны Burford Capital это требует непрерывного масштабирования операционных расходов, а значит, и углубления долговой ямы – при том, что риски поражений становятся всё выше. «Ослеплённые «быки», – пишет FT, – игнорируют простое правило: бизнес с растущей прибылью, но операционным оттоком денежных средств может столкнуться с проблемами». По нашему мнению, считать надежным, и гарантированно доходным активом акции этой компании никак нельзя. Очевидно, такой же точки зрения сегодня придерживается и Нил Вудфорд, чья звезда финансового менеджмента явно падает с небосклона.