Вторник, Март 26

Сергей Доренко: «А почему газ нельзя использовать как взрывчатку?»

Что такое сегодня теракт? Некий жест устрашения с взятой за него ответственностью? Вовсе нет. Цель теракта — компрометация системы.

Самый элементарный приём: навесить на ЧП «вину Путина» или «вину России», как со Скрипалями. Если подходящего ЧП нет, такого как пожар в ТЦ «Зимняя вишня», а повестка поджимает, то ЧП проводят в режиме диверсии.

Скрипали, Керченский пролив, «белые каски» — только избранное, так сказать.

И при реальном ЧП, и при созданном рукотворно главная компонента — информационная отработка.

Это тенденция последних лет. Цель отработки — политическая дестабилизация, деконструкция умов. Является ли «авторский» теракт с признанием при такой задаче чем-то необходимым?

А почему газ нельзя использовать как взрывчатку? Я вот не террорист никакой, не строитель никакой.

Сергей Доренко: «А почему газ нельзя использовать как взрывчатку?»

Но если бы я писал художественную книгу о террористах, мои герои в спецовках обошли бы все квартиры и, под предлогом проверки вентиляции, заклеили бы всем вентиляцию. Затем мои герои убедились бы, что они могут накачать газом подвал и свою квартиру и вентиляционные коробы, а потом дать искру в одном из объёмов. И никаких следов взрывчатки в моей книге никто бы не обнаружил. И тоскливые генералы чесали бы кожистые черепа, роняя перхоть. Они понимали бы, что, кажись, что-то не так.

Спецслужбы никогда не расскажут про магнитогорский способ, потому что он слишком простой и слишком доступный. А русские дома слишком беззащитны перед этим простым и доступным способом. И надо держать способ в секрете. Но террористы-то шепнут кому надо, понимаете? Сколько не секретничай, они — отрицательные герои, они захотят учить плохих всякому плохому. И это проблема.

Даже во взорванном уже доме люди наотрез отказываются от электрических плит. Причина — нищета. А на нищету у силовиков какой ответ? — Запретить нищету?

Теперь что касается информационной обороны. АП как её модератор проваливает одну ситуацию за другой. По объективным и субъективным причинам, по целому их ряду. От неработающей административной системы до коррумпированности инструментария.

Сергей Доренко: «А почему газ нельзя использовать как взрывчатку?»

Война посткибер эпохи требует совсем других подходов. Что я имею в виду.

В России в 90-е стратегически мудро было создано Министерство по чрезвычайным ситуациям. Имелись в виду природные бедствия и технологические катастрофы. Есть закон о ЧС, посмотрите, там весь перечень.

Этой системе реагирования нужен апгрейд. ЧС сейчас вышли за старые рамки, расчеты МЧС участвуют почти во всех эпизодах новой войны.

А инструмент пресс-релиза по факту выполненных работ это средневековье.

Конечно, аналитический модуль там нужен, но где создавать инструментарий кибер-обороны, вопрос. В целом на уровне Совета Безопасности подходы надо корректировать — именно в сторону создания инструмента информационной защиты населения от действий извне при серьёзных ЧС.