Корабль под именем «Евросоюз» не развернуть, но выборы в Европарламент не вызывают интереса жителей стран Старого света

0
2

Надгосударство Европа

Корабль под именем "Евросоюз" не развернуть, но выборы в Европарламент не вызывают интереса жителей стран Старого света

Корабль под именем "Евросоюз" не развернуть, но выборы в Европарламент не вызывают интереса жителей стран Старого света. фото: DPA/ТАСС

В ЕС парламентские выборы. О том, каких перемен ждать от них, могут ли к власти прийти ультраправые и не развалится ли Евросоюз, иностранному корреспонденту «Нашей Версии» рассказал политолог Предраг РАИЧ.

– Предраг, эти выборы особенные. Аналитики, в том числе и российские, предрекают приход к власти в Европе ультраправых. Но, наблюдая за предвыборной борьбой в нескольких странах ЕС, я не заметил ажиотажа ни в СМИ, ни на улицах. Неужели европейцев не интересует, кто будет управлять ЕС?

– Европейский избиратель вообще достаточно пассивен. Например, в Венгрии не состоялся референдум по самому острому для страны вопросу – квоте на приём мигрантов. Вместо необходимых 50% избирателей к урнам пришло не более 40. Что же касается так называемых ультраправых – то это просто демагоги, спекулирующие на недовольстве. Никакой долгосрочной политики у них нет. Уже в силу этих двух обстоятельств никакой революции ждать не приходится. Тем более что запас прочности у Евросоюза очень большой. Пример с брекситом показывает, что выйти из него труднее, чем попасть. Думаю, если не де-юре, то де-факто Британия в нём останется.

– В чём же заключается политическая сила ЕС?

– В годах сотрудничества многих стран, создавших единое экономическое и гуманитарное пространство. Плюс нормативная база и система управления. Этот корабль уже не развернуть. ЕС стал гигантским магнитом, удерживающим вместе не только своих членов, своими инфраструктурными, экономическими, культурными программами он теперь притягивает к себе другие страны, активно «вербует» в свои ряды новых граждан. К примеру, потомки жителей Австро-Венгрии, независимо от национальности, сегодня могут получить паспорт Венгрии или Румынии. При этом они могут даже не жить на территории ЕС.

– А как в парламенте могут быть равными локомотив ЕС Германия и крохотная Мальта?

– Существует поправочный коэффициент. Если бы выборные округа нарезались пропорционально населению, то Мальта, естественно, не имела бы даже одного депутата, а так она представлена четырьмя. Но дело даже не в этом. Политика в ЕС основана не на географическом или национальном принципе. Есть Европейский совет (не путать с Советом Европы, где представлена и Россия). В него входят главы государств-членов. Каждо­дневную работу совета ведёт авторитетный политик. Сейчас это Дональд Туск. На следующую каденцию сватают Ангелу Меркель. Также есть парламент, который утверждает бюджет и выполняет другие функции. Выборы в него проходят по партийному принципу. Например, консерваторы образовали интернационал под названием Европейская народная партия, на собрания которой теперь приезжают представители движений Тимошенко и Саакашвили. Также есть левые и либералы. Последние по экономическим вопросам, как правило, блокируются с консерваторами.

А по гуманитарным, в особенности правам меньшинств, – с левыми. По моему мнению, ультраправые теперь, безусловно, усилятся. В первую очередь за счёт левых. Но вряд ли соберут многим больше 20%, а потому точно не смогут заказывать политическую музыку.

– Раздачей паспортов ЕС хочет расширить свои границы и влияние. Однако при этом некоторые страны не могут присоединиться к нему десятилетиями, а кому-то и вовсе это не светит. Нет ли тут противоречия?

Французский политик Жан-Люк Меланшон раскритиковал политику Евросоюза и призвал голосовать на выборах в Европарламент за депутатов, которые выступают против антироссийской политики.

–Нет. Кандидатов для начала просто стараются подтянуть до необходимого уровня. Потому как соответствовать надо не только экономической, как раньше, а всем сферам жизни. Возьмём Балканы. Черногории и Сербии выдали так называемые задачники, где указано больше 30 различных проблем, которые надо преодолеть. А вот Македонии даже такого задачника пока не дали. Мол, доведите сначала свою политическую систему до стандартов, которые позволят нам вступить с вами в диалог.

– И что же нужно, к примеру, сделать Сербии, чтобы стать членом Евросоюза? И стоит ли стране, которую 20 лет назад бомбили те же европейцы, входить в союз?

– Большинство задач решаемы. Для соответствия экологическим стандартам, правда, требуется совершенно неподъёмная для страны сумма в 8 млрд евро. Но самым непреодолимым препятствием является Косово. Партнёры по переговорам не хотят идти ни на какие компромиссы.

Что касается вопроса, стоит ли входить… Есть разные мнения. Да, свобода иногда бывает полезной. Например, германский автоконцерн объявил тендер на размещение производства с 6 тыс. работников, и Сербия тут же предложила бесплатно предоставить для завода землю и пятилетнее освобождение от налогов. Будь она в ЕС, ей бы не разрешили так поступать. Однако если смотреть в целом, то плюсов во вступлении больше. Маленькая мастерская, стоящая рядом с гигантским предприятием, всё равно от него зависит. Уж лучше войти в его состав и получить право голоса.