«Горячие парни»: эксперт оценил возможности открытия «второго фронта» спецоперации от вступления Финляндии в НАТО

0
3

«Горячие парни»: эксперт оценил возможности открытия «второго фронта» спецоперации от вступления Финляндии в НАТО

Дальнейшие шаги России после отказа Финляндии от нейтрального статуса во многом будут зависеть от содержания договора, объяснял Михаил Ростовский.

Россия уже в самое ближайшее время может увидеть у своих границ танки НАТО. Вопрос с вступлением Финляндии в этот военный альянс практически решен, и сейчас многие не исключают, что Москве придется открыть «второй фронт спецоперации». Уже первый зампред России при ООН Дмитрий Полянский открыто намекнул «горячим финским парням» на перспективу стать «целью для российских ударов». А поскольку фраза типа «меры военно-технического характера» активно использовалась дипломатами перед началом военной спецоперации России на Украине, то невольно становится тревожно.

Однако политический обозреватель «МК» Михаил Ростовский убежден, что оснований паниковать раньше времени нет. Во всяком случае пока.

«Мы имеем дело со сложными дипломатическими маневрами Москвы, нацеленными уже не на предотвращение вступления Финляндии в НАТО — эту битву можно считать уже проигранной, — а на максимальную нейтрализацию практических последствий такого расширения Североатлантического альянса», — пишет эксперт.

Он напомнил россиянам некоторые факты из истории Финляндии. В частности, то, как после 1945 года глава СССР Сталин постоянно подвергал проверке на прочность многих соседей Союза. К примеру, Анкару генералиссимус «испытывал на прочность» в вопросе желания вернуть границы между Российской и Османской империями в рамки 1878 года. «Выпытывал» у Ирана возможность восстановления контроля над Азербайджаном. Но вот к соседней Финляндии не было никаких претензий, несмотря на то, что она была союзником Гитлера и активно участвовала в блокаде Ленинграда, отметил обозреватель. Не присоединили Финляндию к СССР после войны, хотя до 1917 года Великое княжество Финляндское было частью Российское империи. После окончания Великой Отечественной войны суверенитет Финляндии остался, причем реальным, хотя Москва и оказывала влияние на внешнюю, а иногда и на внутреннюю политику страны.

«Горячие парни»: эксперт оценил возможности открытия «второго фронта» спецоперации от вступления Финляндии в НАТО

Финляндия тем не менее извлекла выгоду из своего положения, став своеобразным экономическим мостом между Востоком и Западом. Она очень быстро стала богатым и процветающим государством. Нынешние власти посчитали, что наступили иные времена, которые диктуют другой политический вектор. Это привело к тому, что Финляндия отказалась от принципа нейтралитета, пожелав стать частью западного военного альянса.

Вопрос о вступлении решен окончательно. «Горячие финские парни» закусили удила, так что их не могут остановить ни грозные предупреждения, ни перспектива лишиться российского газа по договорной цене.

И для России, у которой с Финляндией граница тянется на 1271 км, это значит очень многое. Но главное: от финской границы до Санкт-Петербурга каких-то 148 км.

«Горячие парни»: эксперт оценил возможности открытия «второго фронта» спецоперации от вступления Финляндии в НАТО

Политический обозреватель предлагает не торопиться с выводами, а дождаться документа, под которым будет поставлена подпись финской стороны. Именно исходя из того, какими будут пункты этого договора Финляндии с НАТО, и придется выстраивать отношения Кремлю. Как говорится, договор договору рознь. Можно подписать документ, ограничившись тем, что «встаешь» под натовский зонтик и, случись что, войска альянса придут на защиту, и на этом все. А можно подписать документ, в котором Финляндия практически развязывают руки альянсу, позволяя ему активно «осваивать» территорию страны. И разница между двумя договорами принципиальная, подчеркивает эксперт.

В первом варианте в России хоть и с неохотой, но промолчат. Но в случае, если финны выберут второй вариант, то действия Москвы могут оказаться непредсказуемыми, считает обозреватель. Но и в этом случае до «второго фронта спецоперации» дело не дойдет, потому что это уже чревато третьей мировой войной. «Что-то жесткое, неприятно и демонстративное» точно будет сделано, резюмирует Михаил Ростовский. Как ранее подтвердили в МИД РФ, «будем реагировать по ситуации».

Другие эксперты убеждены, что Финляндию «сломали», она не выдержала жесткого давления со стороны Вашингтона и Лондона. И произошло это 11 мая во время визита британского премьера Бориса Джонсона в Хельсинки.

«Горячие парни»: эксперт оценил возможности открытия «второго фронта» спецоперации от вступления Финляндии в НАТОБританский премьер Борис Джонсон и президент Финляндии Саули Нийнистё. Фото: Администрация президента Финляндии

В совместном заявлении говорится о «срочном» вступлении в НАТО. Правда, президент Саули Ниинистё успокаивал народ, что возможное вступление Финляндии в НАТО не направлено против других государств. В качестве основной цели глава государства назвал «шаг к усилению национальной безопасности».

«Для нас вступление в НАТО не было бы [направлено] против кого бы то ни было, мы хотели бы максимально усилить нашу оборону тем или иным способом. На самом деле это очень просто. Мы усиливаем нашу безопасность, мы ни у кого её не забираем , — цитирует РИА Новости президента.

Финляндия рвётся в НАТО не в одиночку. США и Великобритания толкают ее туда вместе с соседней Швецией. Ведь Финляндию и Швецию давно называют скандинавскими «сестрами». Швеция даже дольше Финляндии была нейтральной страной — целый век. Но под жестким давлением Вашингтона и Лондона Стокгольм, так же как и Хельсинки, сдался.

Еще в 2015 году министр финансов Финляндии Антти Ринне не раз говорил, что ни в коем случае нельзя вступать в НАТО, так как это увеличивает риски страны. Да и сам президент говорил, что Финляндия не намерена вступать в альянс ради «стадного рефлекса».

В какой-то момент Швеция и Финляндия даже намеревались создать союз, чтобы обороняться совместными усилиями, без НАТО. Уже негативно на решение Финляндии и Швеции стать членом военной организации отреагировал президент Турции Реджеп Тайип Эрдоган.

«Скандинавские страны имеют привычку оказывать «гостеприимное отношение» к террористам, пускать их в парламент. Поэтому положительно смотреть на это мы пока не можем», — заявил глава государства страны — члена НАТО.